Лица - Секреты ювелира

Паскаль Бурдарья

1/13. Паскаль Бурдарья

Ученик JAR и независимый ювелир, ныне шеф ателье Chaumet Паскаль Бурдарья рассказал Watch/Jewel о коллекции Vendome 12, а также об украшениях  других марок на Биеннале Антикваров 

Над нашей первой коллекцией для Биеннале Антикваров мы работали больше двух лет. И последние вещи были закончены меньше чем за неделю до открытия выставки. Очень сложно работать, когда у тебя есть жесткий дед-лайн. Часто, когда мы делаем вещи haute joaillerie, есть некие приблизительные сроки, а тут – совершенно конкретная дата.
 
Все изделия были очень сложными в исполнении, потому что можно просто получить эскиз и сделать вещь по нему, а можно – попытаться его улучшить. Мы работаем только по второй схеме. Мы представляем, какое 'блюдо' хочет получить дизайнер, а потом добавляем собственные 'специи': подбираем нужные камни, изобретаем технические решения.
 
В процессе создания украшений много незаметных стороннему глазу сложностей: например, ты нашел нужный камень, приобрел его, но ты не можешь начинать с ним работу – сначала надо отдать его в лабораторию и ждать, пока они выдадут сертификат. Или ты находишь не такой как в эскизе камень, но тебе кажется, что он подойдет идеально – тогда надо звонить дизайнеру и все согласовывать. Haute Joaillerie, как хорошая серьезная музыка – ее всегда сложно сочинить.
 
До того как начать работать в Chaumet, я работал со многими ювелирными дизайнерами. С JAR, с Виктуар де Кастеллан... Работать напрямую с дизайнерами проще – мы встречались и все обсуждали. Здесь все сложнее: это не просто путь от эскиза к изделию, это долгие обсуждения и поиск нужных решений, тех, которые сохранят ДНК Дома с очень длинной ювелирной историей и одновременно будут свежими, современными. Я могу реставрировать антикварные вещи и создавать точные их копии, но я не хочу копировать – мне интересно создавать украшения сегодняшнего дня, но в стиле Chaumet и в контексте развития марки.
 
Когда я принял решение идти работать в Chaumet, тообменялся со своей женой новыми обручальными кольцами, из коллекции Bee my Love от Chaumet. Я принял очень серьезное решение и мне было важно, чтобы и она его тоже приняла. Кольца стали символом этого нашего единодушия.
 
История каждого украшения в коллекции Vendome 12 уникальна. Какие-то начинались с дизайна, какие-то – с камней. Иногда камни меняли изначальный дизайн до неузнаваемости. Появлялись новые идеи и все переделывалось заново.

В ателье мы начинаем работать с того момента, как получаем первые наброски. У меня все мастера поделены на команды: ювелир, полировщик и закрепщик. Они привыкли работать вместе и  я стараюсь, чтобы они были в хороших отношениях. Над одним изделием от начала до конца работает только одна команда – это важно, у каждого своя рука. Только если времени совсем в обрез, я могу подключить второго ювелира, но лишь того, кто похож по манере на первого.
 
Сегодня украшения обязательно должны быть комфортными. Наш стиль жизни диктует практичность.
 
Создавать тиары доставляет мне особенное удовольствие. Даже сам факт, что ты делаешь это в XXI веке. До того, как я стал работать в Сhaumet, я создал только одну диадему по заказу! Камни изменились, техники изменились – сегодня мы создаем другие тиары. Конечно, некоторые вещи из новой коллекции Vendome 12 словно подмигивают прошлому Chaumet – такие, как эгрет с опалом, но большая часть украшений для прически уже создана на совсем  иной лад.
 
Я очень люблю опалы. Думаю, что если говорить об уникальности и неповторимости камней, то именно опал должен возглавлять список. Его рисунок, блеск, игра очень индивидуальны, двух одинаковых камней не найти. Он мистический, меняет цвет...  Опалы достаточно хрупкие, раньше их нередко разбивали, а это считалось плохой приметой. Но теперь в поиске новых камней и решений мы вновь обращаемся к опалам. Открывают новые месторождения с опалами, появляются новые способы их закрепки...
 
Рубин можно носить только вечером, этот камень любит искусственный свет. При дневном свете он теряет половину своей красоты. А вот сапфир –прекрасный камень для дневного света!
 
В будущем я бы хотел создать для Chaumet фирменную огранку. У меня есть много идей и набросков. Возможно, даже не огранку бриллиантов, а фирменную огранку полудрагоценных камней.
 
В России лучшие бриллианты и лучшие огранщики: русская огранка – просто эталонная. И за это мы вас ненавидим! (смеется – прим. ред.).
 
Идея нашей коллекции Vendome 12 для Биеннале – создать 12 парюр для двенадцати дам, 'невест', если хотите. Конечно, украшения не продаются сетом, каждую вещь можно приобрести отдельно, но меня всегда это расстраивает. Я не говорю, что все вещи надо надевать вместе, но если тебе нравится сама идея, то когда-нибудь ты обязательно пожалеешь, что у тебя из той парюры есть только колье и кольцо, а серьги ты решил не покупать.
 
Я работал с ювелиром, который создавал сеты из 20 вещей! К нему приходили клиенты и говорили: "Я бы хотел купить это или то", – а он всегда отвечал: "Так не пойдет, надо купить все 20 вместе!" Вот и я считаю, что сет лучше отдельных вещей. Именно так все и задумывалось. Не надо носить все вместе (может, лишь иногда), но это законченная драгоценная композиция.
 
У нас в коллекции есть тиара, которая подошла бы русской девушке. Она из парюры номер 6, напоминает кокошник. Для нее я создал специальную конструкцию, к которой крепятся серьги, я придумал, что их можно отстегивать или перемещать в разные положения: в концы диадемы, чтобы украшать волосы, или ближе к ее центру – так, чтобы подвески ниспадали на виски и скулы.
 
Я хочу заставить женщин делать короткие стрижки или убирать волосы в высокие прически! В колье я часто делаю недлинные подвески сзади – это так женственно, но под длинными волосами их не разглядишь!
 
Каждое украшение из новой коллекции будет потом подгоняться под клиента. Так, например, я создал ожерелье, которое можно сделать более коротким, отстегнув от него две части (их можно носить как браслеты) или более длинным, пристегнув их. Но мне надо будет увидеть конкретную женщину, которая будет его носить, чтобы правильно подогнать длину к пропорциям ее тела. Вещь обязательно должна правильно сидеть! У меня такая работа, что я все время думаю о женщинах – как бы не сойти с ума!
 
У украшений  и их будущих обладательниц всегда есть немного от сказки про Золушку: одной все нравится, она примеряет и примеряет, но не ее это вещь, не сидит и не идет, а другая надела – и все! Идеально!
 
Знаете, порой я чувствую себя немного волшебником.
 
В коллекции есть черепаховые гребни для волос. Для Chaumet – это обращение к традиции, когда-то Дом создавал такие, но потом не возвращался к ним долгое время: черепах начали активно защищать и материал стал очень редким. Кроме того, это было не в моде. Но когда мне предложили поработать с черепаховым панцирем, я согласился. Мне интересны необычные материалы – будь то бамбук или коралл. Черепаховую часть мы делали не сами: во Франции есть только один мастер, умеющий работать с этим материалом так качественно, и мы обратились к нему.
 
Конечно, если бы я делал эти украшения не для Дома Chaumet, а независимо, для себя, то поменял бы некоторые вещи: например, кольца с опалами я сделал бы вращающимися – так, чтобы металлическую конструкцию можно было поворачивать вокруг центрального камня. Но мы только начинаем с Chaumet и пока возможности моего ателье используются не на 100%. Мы можем еще лучше!
 
Мы создали сотуар сложной конструкции (парюра номер 11 – прим. ред.), под который обязательно нужно подходящее платье. Мне не доверили разработать его дизайн, но у меня есть идея: мне кажется, было бы здорово, если бы оно было из слоев тончайшей полупрозрачной ткани и нить колье не только лежала бы сверху, но в каких-то местах проходила бы и под тканью, под ее верхним слоем.
 
В коллекции есть и вещи для женщин, которые не бояться показать, что они богаты!
 
Забавно, но когда мне показывают первые рисунки, то я – единственный, кто имеет какое-то представление, как украшение будет выглядеть в реальности: какие камни в нем будут, какие техники можно применить. Вы сейчас видите красивые детальные эскизы, но это совсем не то, что я вижу в начале. Такие эскизы создаются много позже, а в начале – есть какое-то общее представление, форма, цвета, но надо много чего еще дорабатывать.
 
Мы всегда думаем над деталями наших украшений. Например, эгрет из парюры N 12: его верхушка снимается и ее можно носить как брошь, а перо в этой броши, или навершии можно менять: мы предлагаем черное, голубое и белое, но возможны и другие варианты. Мы стараемся учесть разные традиции, ведь где-то белый – цвет траура, а где-то замуж выходят в красном. При этом, саму основу эгрета можно носить как обруч.


Эгрет из парюры N12
 
Мы не стали создавать слишком много украшений с бриллиантами. Сделали диадему, вдохновленную коллекцией Josephine, с крупным бриллиантом, чтобы показать, как мы умеем работать с этим камнем (парюра N 1 – прим. ред.). Интересно, что грушевидный бриллиант можно вынимать и носить как подвеску, а саму диадему можно переворачивать и носить на индийский манер – подвеской вниз. Браслет под стать: со свисающей подвеской, как в индийских украшениях.
 
У опытных ювелиров всегда есть свои маленькие хитрости и оригинальные решения. Так, в парюре N 4 с розовыми сапфирами мы с внутренней стороны, под белым золотом, сделали подложку из золота желтого. Это помогает сапфиру играть всеми красками. Сапфиры любят желтое золото не меньше, чем бриллианты любят белое.
 
Часто требуются сложные инженерные решения. Так в креплении сапфиров парюре N 3 мы решали сложную задачу: как выставить камень в максимально выгодном свете (а тут ответ был очевиден – сделать минимальное количество лапок закрепки), но при этом надо было не передавить на камень, не дать ему треснуть (а при всего двух лапках, на него надо серьезно надавить, чтобы закрепить намертво).
 
Мы делаем все возможное, чтобы не нарваться на гретые и подвергнутые прочему облагораживанию камни. Поэтому все камни мы отправляем в лабораторию и не начинаем с ними работать, пока не получим сертификат. Иногда мы даже отказываемся быстро изготовить изделие, чтобы не нарваться на облагороженный камень. Если сроки слишком малы, чтобы успеть отдать камень в лабораторию, мы просто отказываемся от заказа.
 
Я посмотрел другие коллекции ювелиров на Биеннале антикваров. Раньше я работал в Cartier и первым делом я посмотрел их творения. Хорошая коллекция, но по мне – несколько холодная.
 
Уоллес Чан изумителен. Правда, по мне это немного больше арт-объекты, чем украшения, их не так просто носить. Что не отменяет того, что они прекрасны и выполнены в великолепной технике! Правда, сама техника не нова – я использовал титан и окрашивал его еще в 1995-м, тогда я работал с Патриком Мобуссаном, до смены компанией владельца (а это печальный факт, конечно). Патрик был потрясающим мастером,он работал с султаном Брунея, создавал для него удивительные вещи. Например, огромную люстру из золота с изумрудами! Однажды он показал мне кусок титана и сказал, что хотел бы, чтобы тот менял цвет –и я добился этого. Самая большая проблема с титаном – закрепка камней, но явное преимущество – возможность создавать крупные и легкие вещи. Главное, чтобы клиентам говорили открыто: тут только 30 процентов золота и 70 процентов титана! Иначе нечестно!
 
Van Cleef & Arpels, я думаю, сконцентрировался на своей выставке в музее Декоративных искусств, которая стартовалав эти дни, и мало внимания уделил Биеннале. Обычно они интереснее выставляют свои украшения, и сами изделия интереснее, за что я их и люблю.
 
Интересные вещи есть у Boucheron. Особенно, ожерелье-змея. У Dior есть любопытные вещи, но экспонирование просто ужасно! Я работал с Виктуар и она великолепна! Как-то у нее была выставка, на которой было всего вещей двадцать, но ими все было сказано о ее таланте!
 
Harry Winston–совершенно несовременные вещи, с моей точки зрения, но великолепные камни с точки зрения инвестиций.
 
Пять лет я работал в JAR и многому там научился. Я делал тех самых знаменитых бабочек... Мы работали с серебром и розовым золотом, как в старинных украшениях. До этого я трудился в Cartier и я был хорошим ювелиром, но не лучшим. С JAR же мне пришлось многому научиться на другом, более высоком уровне! Это иная сторона ювелирного искусства! Жоэль Артур Розенталь всегда говорил мне: "Делай, как тебе нравится, делай по-своему, главное – никого не копируй". С тех пор это мой девиз!
 


Дата размещения: 04.10.2012







| НОВОСТИ

14.04.2014
Любит, не любит
Baselworld 2014. В бренде Christophe Claret создали часы с экзотической функцией любовного предсказания
04.04.2014
В четыре руки
Baselworld 2014. Дом Chopard представил украшения, созданные по дизайну Харуми Клоссовска де Рола
28.03.2014
Под куполом
Baselworld 2014.  Малые акрхитектурные формы  – купол и мосты в Tri-Axial и  Neo-Tournillon от Girard-Perregaux.
27.03.2014
От всего сердца
Ювелирный бутик Dolce & Gabbana в Москве как мир чувственных символов дизайнеров в драгоценных материалах
13.03.2014
Круглогодично ваши
Дом Chanel представил новинку в коллекции J12. Знакомьтесь – J12-365, по-настоящему женские часы
12.03.2014
Пусть пройдет дождь
Ювелирное дизайн-ателье Why Not Sky представило первую капсульную коллекцию под названием Rain